Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Осторожность и осмотрительность налогоплательщика при заключении договора
Признаки фирм однодневок. Правовая ответственность

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7 (495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
  • (бесплатный звонок по РФ)
  • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Город столиц»
  • info@lex-pravo.ru

25
лет на рынке
юридических услуг

140
квалифицированных
юристов

11
представительств
по всей России


  

Признаки фирм однодневок. Правовая ответственность

Признаки фирм однодневок. Правовая ответственность
Нет в наличии
Полное описание
В российском законодательстве такое понятие, как «фирма-однодневка», не определено, хотя широко используется налоговыми органами. В Письме ФНС РФ от 11.02.2010 г. № 3-7-07/84 «фирма-однодневка» в самом общем смысле трактуется как юридическое лицо, не обладающее фактической самостоятельностью, созданное без цели ведения предпринимательской деятельности, как правило, не представляющее налоговую отчетность, зарегистрированное по адресу массовой регистрации, и т.д. Какие же признаки присущи таким организациям, для каких целей они создаются – именно об этом пойдет речь в этой статье.

Первым признаком, свидетельствующим о том, что организацию можно охарактеризовать как «однодневку», является использование ею мест «массовой регистрации». В настоящее время появление новообразованных фирм-однодневок ограничено Федеральным законом от 08.08.2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»: отказ в государственной регистрации юридического лица допускается в случае наличия у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности сведений о месте нахождения его постоянного действующего органа. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» указано, что о недостоверности названных сведений может свидетельствовать указанный при подаче заявления о регистрации юридический адрес большого количества иных юридических лиц. В судебной практике подобная ситуация встречается, в частности, в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 24.09.2013 г. по делу № А82-9596/2012, в котором требование о признании решения налогового органа об отказе в регистрации юридического лица недействительным не было удовлетворено на основании акта выхода на место, неопределенности предмета договора аренды в части отсутствия индивидуальной определенности арендуемого помещения, а также сведений о большом количестве иных юридических лиц, зарегистрированных по тому же адресу, при этом не осуществляющих хозяйственную деятельность, не предоставляющих налоговую отчетность. Полномочия налоговых органов по отказу в регистрации юридического лица, основанные на пп. «п» п. 1 ст. 23 и ст. 25 № 129-ФЗ, в настоящее время являются эффективным фильтром, ограничивающим регистрацию «однодневок», в то время как ликвидация уже существующих организаций-однодневок весьма затруднительна.

Так, арбитражными судами по ряду дел (в частности, Постановление ФАС Центрального округа от 27.03.2014 г. по делу № А64-2674/2013; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 23.01.2014 г. по делу № А82-10460/2012) отказано в удовлетворении требований налоговых органов о ликвидации юридических лиц в связи с тем, что по адресам, указанным в уставах, юридические лица не находятся. Суды указывают на то, что данные факты не являются грубым нарушением закона и не могут служить основанием для ликвидации юридического лица.

Вместе с тем, на практике существует и противоположная позиция. Так, в Постановлении Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 10.06.2014 г. по делу № А56-57730/2013 при удовлетворении требований налогового органа о принудительной ликвидации юридического лица арбитражный суд ссылается на пункт 6 Постановления Пленума ВАС РФ № 61 от 30.07.2013 г., который дает право регистрирующим органам обращаться в суд с требованием о ликвидации юридического лица, предоставившего неверные сведения о своем местонахождении при регистрации.

Следующим признаком «однодневки» является отсутствие реальной экономической деятельности, деятельность исключительно на бумаге. Как отмечено в названном выше письме ФНС, деятельность фирм-однодневок сводится в том числе к искусственному включению их в цепочку хозяйственных связей с целью недобросовестного получения налоговой выгоды налогоплательщиком, которому «однодневка» подконтрольна. В Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» указано: «Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, в случаях, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера)… Налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности». В Приложении N 5 к Приказу ФНС России от 30.05.2007 г. № ММ-3-06/333@ «Об утверждении Концепции системы планирования выездных налоговых проверок» указаны два основных способа получения необоснованной налоговой выгоды: создание фиктивных расходов и получение вычетов по косвенным налогам без соответствующего движения товара (работ, услуг), а также увеличение добавленной стоимости товара путем уменьшения налоговой нагрузки на производственные подразделения.

Еще одним признаком фирм-однодневок является неуплата налогов и непредставление налоговой отчетности. Согласно изменениям в ГК РФ, вступившим в силу с 1 сентября 2014 (ст. 64.2), в случае, если юридическое лицо в течение двенадцати месяцев не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, то такое лицо признается недействующим и исключается из Единого государственного реестра юридических лиц. Практика применения нововведенной нормы на данный момент отсутствует.

Наконец, нередки случаи, когда единственным участником общества является умершее, отбывающее наказание, иное случайное лицо. К примеру, ситуация, когда в целях получения необоснованной налоговой выгоды реально действующим хозяйственным обществом от лица «однодневки» документы (счета-фактуры) были «подписаны» уже умершим лицом, имела место быть в Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 09.11.2010 г. по делу № А29-13799/2009. Предоставление же документов для образования юридического лица в целях совершения одного или нескольких преступлений уголовно наказуемо, об этом речь пойдет далее.

Какая же ответственность может следовать за создание фирм-однодневок и кто будет ее субъектом?

Как ни странно, вопросы ответственности за действия фирм-однодневок касаются не только выгодоприобретателей от их учреждения, но и контрагентов подставной организации, а именно его исполнительного органа. Так, в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» указано, что действия исполнительного органа юридического лица считаются недобросовестными, если тот знал или должен был знать о невозможности исполнения обязательств контрагентом-однодневкой. Таким образом, в соответствии с пунктом 1 статьи 53.1 ГК РФ лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени обязано возместить по требованию юридического лица, его учредителей (участников), выступающих в интересах юридического лица, убытки, причиненные по его вине юридическому лицу. Таким образом, налицо наличие гражданско-правовой ответственности.

Следующим видом ответственности, к которой могут быть привлечены контрагенты фирмы-однодневки, является налоговая ответственность, возникающая в случае недобросовестности налогоплательщика при искусственном увеличении НДС и фиктивном создании расходов в целях получения вычета по налогу на прибыль организаций. В уже отмеченном Постановлении Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 г. № 53 указано, что «налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, осуществляемых преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей. Если между налогоплательщиком и фирмой-однодневкой имел место сговор или когда налогоплательщик не проявил должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагентов, то к налогоплательщику могут быть применены соответствующие санкции».

Таким образом, налоговые органы отказывают в возмещении НДС и учету фиктивных расходов в налоге на прибыль организаций, что подтверждается рядом судебных решений: Постановления ФАС МО от 26.01.2010 г. № КА-А40/15225-09, от 30.12.2009 г. № КА-А40/13429-09, от 22.12.2009 г. № КА-А40/13955-09, от 15.12.2009 г. и т.д.

За представление в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, документов, содержащих заведомо ложные сведения, если такое действие не содержит уголовно наказуемого деяния, ч. 4 ст. 14.25 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность. Однако практическое применение этой нормы затруднительно. Так, в Постановлении Верховного Суда РФ от 22.10.2012 г. № 39-АД12-2 указано, что ответственность для лица наступает за представление в уполномоченный орган заведомо ложных сведений, при этом лицо должно быть осведомлено о ложности, недостоверности представляемых им в регистрирующий орган сведений. Доказать вину в форме умысла лица, предоставляющего ложные сведения при регистрации хозяйственного общества, весьма затруднительно, в результате чего, согласно текущему правовому регулированию и судебной практике, привлечение к административной ответственности за указание произвольного адреса места регистрации юридического лица почти невозможно.

Наконец, статьями 173.1 и 173.2 УК РФ установлена уголовная ответственность за образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц и незаконное использование документов (личности или выдачу доверенности) для образования (создания, реорганизации) юридического лица соответственно. 

Так, статьей 173.1 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за образование (создание, реорганизацию) юридического лица через подставных лиц. Объективной стороной данного состава преступления является создание организации через подставных лиц, под которыми понимаются лица, являющиеся учредителями (участниками) юридического лица или органами управления юридического лица, путем введения в заблуждение которых было образовано (создано, реорганизовано) юридическое лицо. Субъектом ответственности является не сам учредитель, а лицо, которое путем обмана или введения в заблуждение подвигло учредителя к образованию хозяйственной организации. В диспозиции нормы отсутствует указание на цель совершения деяния. Видится, что состав преступления, предусмотренный статьей 173.1 УК РФ, вменяется виновному ни как отдельное преступление, а как деяние, совершенное в совокупности с иными преступлениями, такими как, к примеру, предусмотренными статьями 174, 174.1, 186, 187 198 УК РФ. Подобная ситуация, в частности, наблюдается в апелляционном определении судебной коллегии по уголовным делам Краснодарского краевого суда от 21 августа 2013 года, на основании которого лицо было осуждено за совершение совокупности экономических и налоговых преступлений, одним из которых являлось деяние, предусмотренное статьей 173.1 УК РФ.
Кроме того, статьей 173.2 предусмотрена уголовная ответственность за незаконное использование документов для образования (создания, реорганизации) юридического лица. В отличие от состава преступления, предусмотренного статьей 173.1, в рассматриваемом составе закреплена цель совершения преступления, заключающаяся в совершении одного или нескольких преступлений, связанных с финансовыми операциями либо сделками с денежными средствами или иным имуществом, которая является субъективным признаком преступления. При этом наказуемо как предоставление, так и приобретение документа, который должен использоваться в целях, указанных в диспозиции нормы, что, по сути, является закреплением двух разных составов преступления в одной статье. Так, действительный генеральный директор, являющийся единственным учредителем юридического лица, образованного с целью, указанной в диспозиции статьи 173.2 УК РФ, в случае доказанности его вины в форме умысла в совершении названного преступления может быть привлечен к уголовной ответственности. К уголовной ответственности также может быть привлечен и выгодоприобретатель, предоставивший чужие документы при образовании юридического лица, создаваемого с исключительно преступной целью. Вместе с тем, ст. 173.2 неприменима, если исключительно преступная цель образования общества доказана не была.

К сожалению, практика по привлечению к ответственности на основании статьи 173.2 УК РФ практически отсутствует, а сама норма сформулирована слишком узко, поскольку не включает в себя намерения совершать другие преступления, например, предусмотренные ст. ст. 127.1, 127.2, 146, 205.1, 208, 223, 232, 235, 239, 241, 242.1, 282.1, 322.1 УК.

Принимая во внимание факт, что в отношении большинства фирм-однодневок имеются вступившие в силу судебные решения, которые логично не исполняются, а также непогашенные кредиторские задолженности, подобная ситуация может быть квалифицирована как деяние, предусмотренное статьями 177 УК РФ «Злостное уклонение от погашения кредиторской задолженности», 315 УК РФ «Неисполнение приговора суда, решения суда или иного судебного акта».

Так, ст. 177 УК является специальной по отношению к ст. 315 УК, ответственность по которой возникает вследствие злостного уклонения от погашения кредиторской задолженности, в то время как ответственность по ст. 315 УК следует за злостное неисполнение любого иного судебного решения, вынесенного в отношении юридического лица и вступившего в законную силу.

В обоих случаях субъектом ответственности является руководитель (исполнительный орган) юридического лица. Оба преступления являются длящимися, могут выражаться как в форме действия, так и бездействия. Уголовное наказание следует лишь за злостное неисполнение своих обязательств. При отсутствии признаков злостности наступает не уголовная, а иные формы ответственности, в частности, административная. Признак злостности, являющийся обязательным для криминализации деяния, носит оценочный характер, юридическое понятие злостности в нормативных правовых актах отсутствует, нет также и официального толкования данного термина в разъяснениях Пленума Верховного Суда РФ.

Рассматривая судебно-следственную практику применения ст. 177 и 315 УК РФ, можно сказать, что установить злостность можно по совокупности следующих признаков: возбужденное исполнительно производство, несколько предупреждений об уголовной ответственности за неисполнение обязательств или судебного акта, инициация процедуры реорганизации, предоставление не соответствующих действительности сведений об имущественном положении организации, проведение хозяйственных операции на суммы, достаточные для удовлетворения исполнительных документов, погашения задолженности, попытки безвозмездного отчуждения имущества и т.д.

Увы, названные статьи не позволяют привлечь к ответственности собственников организаций или реальных выгодоприобретателей, которым было выгодно злостное неисполнение судебного решения или уклонение от погашения кредиторской задолженности. К уголовной ответственности по названным статьям также не могут быть привлечены и участники (за исключением случаев, когда единственным участником коммерческой организации является по совместительству ее единоличным исполнительным органом) обществ, одно из которых «сливает» деньги другому путем заключения мнимых сделок по оказанию услуг, ничтожность которых почти недоказуема.

Более того, статья 173 УК РФ, предусматривающая ответственность за лжепредпринимательство, то есть создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющее целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству, была исключена из Кодекса на основании Федерального закона от 7 апреля 2010 г. № 60-ФЗ. Названный состав имел более универсальный характер в сравнении с принятыми взамен 173.1, 173.2 УК РФ, хотя и позволял в той или иной степени вменять ответственность за действия, не являющиеся преступными.

Подводя итог вышесказанному, следует признать очевидность несовершенства форм ответственности, привлечение к которым возможно вследствие создания фирм-однодневок. Так, возмещение убытков, причиненных «однодневками», невозможно, исходя из самой цели их создания и отсутствия реальных денежных средств, то же можно сказать и об административной ответственности. При наличии признаков преступления реальные выгодоприобретатели от деятельности «однодневки», исходя из действующего уголовно-правового регулирования, так же часто остаются безнаказанными.

Самым успешным фильтром, ограничивающим создание «однодневок», на наш взгляд, является возможность отказа в регистрации юридического лица по мотивам наличия у регистрирующего органа подтвержденной информации о недостоверности сведений о месте нахождения его постоянного действующего органа.

Жмаков В.А.


Юридическая компания Москва