Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Доказательства и доказывание
Бремя доказывания отрицательных фактов

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7 (495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
  • (бесплатный звонок по РФ)
  • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Империя»
  • info@lex-pravo.ru

25
лет на рынке
юридических услуг

140
квалифицированных
юристов

11
представительств
по всей России


  

Бремя доказывания отрицательных фактов

Бремя доказывания отрицательных фактов
Нет в наличии
Полное описание

Согласно ст. ст. 56, 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказывать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основания своих требований и возражений.
На практике зачастую возникает вопрос: подлежит ли доказыванию отрицательный факт. Отрицательные факты – обстоятельства, указывающие на то, что не существовало в реальной действительности. Как правило, они вытекают из гипотезы или диспозиции материальной нормы с помощью приставки или частицы «не». Так, например, обязан ли истец доказывать отсутствие правоотношений с ответчиком при обращении с требованием о взыскании ошибочно уплаченных денежных средств; обязан ли ответчик доказывать отсутствие поставленного товара или выполненной работы при обращении к нему истца с требованием о взыскании платы за товар или работу.
Некоторые отрицательные факты допускают прямые доказательства. Так, ГК РФ предусматривает прямые доказательства недействительности сделок. Большинство же отрицательных фактов можно установить лишь через выяснение логически связанных с ними положительных фактов.
Длительное время в советском гражданском процессе превалировало мнение, что отрицательные факты не подлежат доказыванию. Данная точка зрения основывалась на постулате, сформулированном еще римскими юристами: negative non probantur.
Сегодня вопрос о необходимости доказывания отрицательных фактов остается дискуссионным. При этом отсутствие четкого правового регулирования в действующем процессуальном законодательстве отрицательных фактов лишь усугубляет ситуацию.
Судебная практика по поднятой проблеме также неоднозначна.
Так, Верховный суд в Определении от 28.04.2017 г. по делу № 305-ЭС16-19572, А40-147645/2015 указывает на неприемлемость возложения на сторону обязанности доказывать отрицательные факты, так как это недопустимо с точки зрения поддержания баланса процессуальных прав и гарантий их обеспечения. Арбитражный суд Волго-Вятского округа также придерживается названной позиции, указывая в своем Постановлении от 12.08.2016 г. № Ф01-2468/2016, Ф01-2847/2016 по делу № А43-32887/2014 что «Факт отсутствия распоряжения на перевод денежных средств является отрицательным фактом, который объективно доказать невозможно. Поэтому применительно к данному обстоятельству, исходя из принципов пропорциональности бремени доказывания и установления объективной истины, обязанность по доказыванию наличия легитимного волеизъявления на перечисление денежных средств суд первой инстанции обоснованно возложил на ответчика (Банк)».
Тем не менее, в судебной практике существует и прямо противоположный подход, основанный на отрицании какой-либо особой роли отрицательных фактов в процессе и применении к их доказыванию общих правил распределения бремени доказывания, установленных ГПК РФ и АПК РФ.
Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в Постановлении от 02.11.2011 г. по делу № А40-96326/10-38-476 о взыскании неосновательного обогащения отверг довод заявителя кассационной жалобы о том, что истец не обязан был доказывать факт отсутствия оснований для перечисления денежных средств. В указанном примере суд посчитал, что, поскольку в соответствии со ст. 65 АПК РФ именно истец доказывает основания своих требований, у ответчика отсутствует обязанность представления доказательств обоснованности платежа. По другому делу (№ А45-8118/2016) заявитель также ссылался на то, что «поскольку факт отсутствия оснований для перечисления ответчику денежных средств является отрицательным фактом, то бремя доказывания наличия оснований и обоснованности перечисления денег лежит на ответчике, а не на истце».
Однако в своем Постановлении от 20.02.2017 г. № Ф04-6845/2016 Федеральный арбитражный суд Западно-Сибирского округа указал, что «учитывая особенности оснований заявленного истцом требования, суды при распределении бремени доказывания правомерно исходили из непредставления истцом доказательств того, что денежные средства перечислены ошибочно; сам по себе факт отсутствия у конкурсного управляющего соответствующих оправдательных документов не свидетельствует о безосновательности перечисления денежных средств истцом в пользу ответчика».
На наш взгляд, более обоснованной и эффективной является позиция невозможности доказывания отрицательных фактов. Если положительные факты являются достаточно определенными и локализованными в пространстве, то отрицательные доказательства не отвечают этим признакам, доказывание для стороны отрицательного факта практически непосильно. Стоит справедливо отметить, что процессуальные кодексы ряда государств применительно к доказыванию отрицательных фактов изменяют общее правило о распределении бремени доказывания, возлагая обязанность доказывания отрицательных фактов на лицо, в интересах которого доказать наличие этого факта (то есть на лицо, для которого этот факт является положительным).
По нашему мнению, необходимо изменить общее правило о распределении бремени доказывания применительно к отрицательным фактам. Если сторона ссылается на то, что какого-либо обстоятельства не было, то доказать факт наличия этого обстоятельства должна другая сторона. Если эта сторона доказать наличие данного обстоятельства при помощи доказательств, имеющихся у этого лица, не сможет, то суд должен исходить из того, что этого обстоятельства не существовало вовсе.
На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что в российской судебной системе сложилась неприемлемая ситуация, выражающаяся в отсутствии однозначного подхода к распределению бремени доказывания отрицательных фактов. Очевидно, что данный вопрос требует скорейшего разрешения либо путем внесения поправок в тексты процессуальных кодексов, либо хотя бы на уровне разъяснений Верховного суда.

Михайленко И.А.