Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Производство по делам с участием иностранных лиц
Определение подсудности арбитражных дел, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Империя»
  • info@lex-pravo.ru

25
лет на рынке
юридических услуг

140
квалифицированных
юристов

11
представительств
по всей России


  

Определение подсудности арбитражных дел, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо

Определение подсудности арбитражных дел, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо
Нет в наличии
Полное описание

Проблема определения подсудности арбитражных дел, в случае, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо, неоднократно возникает в современных экономических отношениях.

При рассмотрении этой проблемы в первую очередь следует решить вопрос международной подсудности. Любое соглашение сторон о международной подсудности должно быть достаточно четким, чтобы его можно было исполнить. В частности, должно быть указано конкретное государство, в суд которого стороны решили обратиться при возникновении между ними коммерческого спора или за разрешением уже возникшего спора, либо конкретное государство, в суд которого возможность передачи коммерческого спора стороны исключили.

Для примера рассмотрим случай, в котором сторонами договора указано, что споры, вытекающие из настоящего договора, рассматриваются в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации (далее - РФ), и каждая сторона подчиняется единой юрисдикции судов РФ. Указанная постановка вопроса не противоречит положениям статей 37, 249 АПК РФ и статье 1210 ГК РФ (Определение ВАС РФ от 23.12.2011 № ВАС-14910/11 по делу № А40-56769/07-23-401). Трудность рассмотрения данной ситуации заключается в отсутствии указания в соглашении о подсудности (пророгационное соглашение) на конкретный суд РФ компетентный рассматривать спорные правоотношения на территории РФ. В нашем варианте у иностранного юридического лица на территории РФ отсутствуют имущество и представительства, а также исполнение обязательства должно бить произведено в денежной форме. При этом возникли спорные правоотношения, в которых ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо. На основании изложенного, необходимо определить территориальную подсудность арбитражных судов субъектов РФ, т.е. решить вопрос территориальной подсудности внутри РФ.

При отсутствии в пророгационном соглашении в пользу российского суда указания на конкретный суд РФ внутригосударственная подведомственность и подсудность спора арбитражному суду определяются на основе норм российского процессуального законодательства (статьи 34 – 38 АПК РФ), с учетом положений ст. 316 ГК РФ. При анализе данных статей видим, что основным критерием определения подсудности является связь с территорией (проживание, нахождение имущества, исполнение договора, другие случаи при наличии тесной связи с территорией). Аналогичная позиция указана в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 30.11.2006 № Ф04-5624/2006(25900-А67-13) по делу № А67-10810/05. Из пункта 4 статьи 36 АПК следует, что иск, вытекающий из договора, в котором указано место его исполнения, может быть предъявлен в арбитражный суд по месту исполнения договора.

Российское законодательство не раскрывает понятия «место исполнения договора», вместо этого в материальном праве применяется понятие «место исполнения обязательства». Исходя из этого, следует решить вопрос о месте исполнения договора и месте исполнения денежного обязательства, как критериев определения подсудности рассматриваемого спора.

Так, местом исполнения денежного обязательства является место жительства (нахождения) кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитор к моменту исполнения обязательства изменил место жительства (нахождения) и известил об этом должника - то место жительства (нахождения) кредитора на момент исполнения обязательства. Правила, закрепленные абз. 5 статьи 316 ГК, применяются только при расчетах наличными денежными средствами. При безналичных расчетах место исполнения денежного обязательства зависит от формы расчетов. Так, при расчетах платежными поручениями моментом исполнения обязательства считается момент зачисления денежных средств на счет банка, обслуживающего получателя. Таким образом, местом исполнения в подобной ситуации признается корреспондентский счет банка-получателя, а не расчетный счет получателя (см. п. 3 Постановления ВАС № 5). Аналогичная позиция изложена в Постановлении Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21.11.2011 по делу № А05-6514/2011. Поэтому при разрешении споров следует принимать во внимание, что обязательство банка плательщика перед клиентом по платежному поручению считается исполненным в момент надлежащего зачисления соответствующей денежной суммы на счет банка получателя, если договором банковского счета клиента и банка плательщика не предусмотрено иное. Т.е. при анализе данного понятия местом исполнения денежного обязательства является конкретный счет банка получателя.

Однако следует разделить понятия «место исполнения обязательства», даваемое ГК и «место исполнения договора» указанное в АПК, так как место исполнения договорного обязательства не является местом исполнения договора. Данная позиция изложена в Постановлении Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2010 № 16АП-3182/10(1) по делу № А25-1374/2010 суд, ссылаясь на ст. 316 ГК РФ, ч. 4 ст. 36 АПК РФ, разъяснил, что указанная норма закона устанавливает общий порядок определения места исполнения обязательства. Между тем место исполнения договорного обязательства (ст. 316 ГК РФ) не является местом исполнения договора (в смысле ч. 4 ст. 36 АПК РФ). В идеальном случае место исполнения договора и место исполнения обязательства совпадают и можно говорить о том, что сторонами определено место исполнения договора, однако на практике возникают сложности в решении данной задачи. Нужно исходить из того, что содержащееся в ст. 316 ГК РФ правило установлено в отношении всех обязательств, не ограничивающихся договорными. Кроме того, в большинстве гражданских договоров каждая сторона одновременно является и кредитором, и должником. Понятия кредитора и должника непосредственно связаны с правами и обязанностями сторон обязательственного правоотношения, а не с положением сторон в обязательстве как едином целостном явлении. Именно с местом жительства или местом нахождения должника (кредитора) законодательство большинства стран связывают место исполнения обязательства. Указанная коллизия явилась причиной расхождения в правоприменительной практике. В одних случаях суды решают вопрос, исходя из места исполнения одной из обязанностей спорного правоотношения, а в других - из места исполнения договора в целом. Также возникают разночтения, а иногда и смешение понятий «место исполнения договора» и «место исполнения договорного обязательства».

Например, Коллегия судей Высшего Арбитражного Суда РФ пришла к выводу, что место исполнения договора необходимо определять исходя из ст. 316 ГК РФ, согласно которой, «если место исполнения не определено законом, иными правовыми актами или договором, не явствует из обычаев делового оборота или существа обязательства, исполнение должно быть произведено по денежному обязательству - в месте жительства кредитора в момент возникновения обязательства, а если кредитором является юридическое лицо - в месте его нахождения в момент возникновения обязательства» (Определение ВАС РФ от 27 июля 2010 г. N ВАС-6633/10)

На основании анализа понятий «место исполнения обязательства» и «место исполнения договора», в преломлении к нашей задачи о подсудности, можно сделать заключение о том, что местом исполнения договора является место регистрации юридического лица на определенной территории РФ. Т.е. место исполнения договора не зависит от того в каком банке или субъекте РФ находится корреспондентский счет юридического лица или другие счета, на которые юридическое лицо потребует произвести перечисление денежных средств, тем более перечисления могут производиться на различные счета и по частям. Один договор может содержать в себе несколько мест исполнения договорных обязательств, но договор в целом должен быть исполнен перед конкретной стороной договора.

С учетом проработки проблемы, определения подсудности арбитражных дел, в случае, когда ответчиком по делу является иностранное юридическое лицо, можно сделать следующие выводы:

  1. Учитывая неоднозначность понятия «место исполнения договора», следует исходить из положений самих договоров, а также из положений ГК РФ и иных нормативных актов, регламентирующих отдельные виды договоров, в частности, по вопросу определения момента исполнения обязательства, когда место исполнения обязательства напрямую зависит от момента исполнения обязательства. Немаловажное значение имеет и мнение самих лиц, участвующих в деле, о возможности передать дело по подсудности по ч. 4 ст. 36 АПК РФ. В этой связи более предпочтительным является вариант, когда арбитражный суд признает свою юрисдикцию по спору, если на территории РФ находится место исполнения обязательства, нарушение которого явилось основанием предъявления иска.
  2. В рассматриваемом случае договор должен быть исполнен перед конкретным юридическим лицом и здесь применимо понятие «место исполнения договора», а не перед определенным банковским счетом получателя, т.е. «местом исполнения обязательства» с учетом положений абз. 5 ст. 316 ГК РФ. Т.е. место исполнения договорного обязательства ст. 316 ГК РФ не является местом исполнения договора в смысле ч. 4 ст. 36 АПК РФ.
  3. При определении территориальной подсудности на основании ч. 4 ст. 36 АПК РФ, суды могут исходить в одних случаях из места исполнения одной из обязанностей спорного правоотношения, а в других - из места исполнения договора в целом, данное обстоятельство зависит от аргументации указанной в исковом заявлении.

Помощник юриста Тюник Р.Н.


Юридическая фирма