Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Финансовый лизинг
Правовая природа договора лизинга

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Империя»
  • info@lex-pravo.ru

158
арбитражных дел в работе

102
дела по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

28
административных споров
в работе


  

Правовая природа договора лизинга

Правовая природа договора лизинга
Нет в наличии
Полное описание

Правовая природа лизинга, его место в системе гражданско-правовых обязательств вызывают дискуссию в научных кругах. При этом обоснованной представляется позиция И.М. Абдульмянова что «основная проблема заключается в разграничении юридического и экономического подхода к отношениям, связанным с лизингом имущества. В настоящее время в юридической среде намного большее внимание уделяется экономическим аспектам, а правовая разработка вопросов, касающихся лизинга, характеризуется множественными пробелами».

В первую очередь неоднозначно решается вопрос о составе сторон: является ли договор лизинга двусторонней или многосторонней сделкой.

Так, по мнению ряда исследователей, существует «глубоко объективная основа необходимости признания трехстороннего характера договора лизинга», поскольку «имеются в виду имущественные отношения, складывающиеся следующим образом: одна сторона (потенциальный лизингополучатель), в силу недостаточности финансовых средств для приобретения имущества в собственность либо испытывая необходимость лишь во временном его использовании, обращается ко второй стороне (потенциальному лизингодателю) с просьбой приобрести необходимое имущество у третьей стороны (продавца) и предоставить это имущество лизингополучателю во временное владение и пользование. Итак, в данном случае речь идет о системе имущественных отношений, возникающих в связи с приобретением лизингодателем в собственность указанного лизингополучателем имущества у определенного продавца и последующим предоставлением этого имущества во временное владение и пользование за определенную плату» (Решетник И.А. Гражданско-правовое регулирование лизинга в Российской Федерации. С. 20).

Другие авторы отмечают трехсторонний характер исходя из того, что лизинг включает два договора: аренда и купля-продажа, стороны которых находятся в тесной связи (Кабатова Е.В. Лизинг: понятие, правовое регулирование, международная унификация. С. 31).

Другая позиция по данному вопросу состоит в том, что договор лизинга представляет собой двустороннюю сделку. Так, А.А. Иванов утверждает, что следует «трактовать договор лизинга как двустороннюю сделку, так как отношения между арендодателем и арендатором, с одной стороны, и арендодателем и продавцом арендованного имущества – с другой, урегулированы так, как в классических двусторонних договорах. Участники этих договоров не имеют ни одного права или обязанности, которые бы принадлежали одновременно каждому из них, что как раз характеризует многостороннюю сделку» (Иванов А.А. Гражданское право: учебник. С. 198).

На наш взгляд, лизинг объединяет трех лиц: изготовителя предмета договора (продавец), приобретателя-арендодателя (покупатель/лизингодатель) и арендатора (лизингополучатель), однако все они связаны не одним, а разными договорами, что предопределяет двусторонний характер договора лизинга.

Также неоднозначно в юридической литературе решается вопрос о месте анализируемого договора в системе гражданско-правовых договоров. Существует три основных подхода к квалификации договора лизинга. Согласно первой позиции, получившей законодательное закрепление в ГК РФ, договор лизинга – вид договора аренды, обладающий определенными квалифицирующими признаками, позволяющими отличать его от иных видов договора аренды и выделять в отдельный вид (Витрянский В.В. Договор финансовой аренды (лизинга). С. 96). Другие авторы отстаивают смешанный характер договора лизинга, считают, что он сочетает в себе черты аренды и купли-продажи (Громов С.А. Первое «лизинговое» дело, рассмотренное новым Верховным Судом Российской Федерации. С. 10). Третья точка зрения состоит в том, что договор лизинга является самостоятельным типом договорных обязательств (Суханов Е.А. Полемика о будущем, которое закладывается сегодня. С. 131).

В российском и зарубежном праве по-разному квалифицируются отношения, вытекающие из договора лизинга, при этом в большинстве своем детально не конкретизируются в законодательстве его общие и специальные признаки.

Из анализа зарубежного законодательства можно выделить два подхода по закреплению института: ряд стран не имеет внутреннего специального законодательства и применяет к лизинговым операциям по аналогии общие нормы, определяющие отношения сторон при имущественном найме, продаже и других; ряд стран законодательно выделяет лизинг в самостоятельный институт.

При этом договор лизинга в зарубежных странах может квалифицироваться как отдельное сложное трехстороннее правоотношение либо как разновидность схожих гражданско-правовых институтов, таких как аренда, купля-продажа в рассрочку, кредит.

Одним из первых нормативное регулирование в данной сфере осуществляла Франция. Так, Закон Франции от 02.07.1966 г. № 66-455 «О предприятиях, практикующих кредит-аренду» в п. 1 ст. 1 закрепляет, что «операциями кредита-аренды (credit-bail) являются операции по аренде оборудования, купленного с целью сдачи в аренду предприятием, остающимся собственником оборудования, в которых предусматривается возможность для арендатора приобрести все оборудование или его часть за согласованную цену с учетом уже выплаченных арендных взносов или по крайней мере их части».

В Великобритании нет специального законодательства в области лизинга. Правовое регулирование данных отношений осуществляется по аналогии с другими гражданско-правовыми институтами. При этом в течение длительного времени лизинг рассматривался как особый вид аренды, не предусматривающей возможность включения в договор условий о покупке предмета, однако сегодня подход изменился и предоставляет сторонам право включить такой опцион.

С целью унификации европейского правового опыта на международном уровне был принят ряд конвенций, позволяющих выделить общие квалифицирующие признаки лизинга и конкретизировать специальные, свойственные отдельным его видам. При этом общим подходом всех названных документов можно считать отношение к лизингу как к договору, арендному по своей правовой природе, но обладающему существенной спецификой.

Так, Конвенция УНИДРУА о международном финансовом лизинге, принятая 22 мая 1988 г., определяет лизинг через следующие его характеристики:

1) арендатор определяет оборудование и выбирает поставщика, не полагаясь в первую очередь на опыт и суждение арендодателя;

2) оборудование приобретается арендодателем в связи с договором лизинга, который, и поставщик осведомлен об этом, заключен или должен быть заключен между арендодателем и арендатором;

3) периодические платежи, подлежащие выплате по договору лизинга, рассчитываются, в частности, с учетом амортизации всей или существенной части стоимости оборудования.

Схожим является регулирование согласно Модельному закону УНИДРУА «О лизинге» 2008 г., в котором отмечается, что «финансовая аренда – это договор аренды с обязательством (или без обязательства) приобрести в собственность все имущество или его часть».

Следуя опыту большинства зарубежных стран, российское право определило лизинг как разновидность аренды. Согласно ст. 665 Гражданского кодекса РФ и ст. 2 Федерального закона «О финансовой аренде (лизинге)» договор финансовой аренды (договор лизинга) – договор, в соответствии с которым арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и представить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование.

Квалифицировав лизинг в качестве аренды, российское законодательство, так же как и законодательство многих зарубежных стран, не отразило финансово-кредитные особенности, присущие финансовому лизингу как одному из наиболее часто применимых видов лизинга, и не выделило оперативный и финансовый виды лизинга в самостоятельные правовые институты.

Это привело к признанию судами договора финансового лизинга смешанным договором с элементами аренды и купли-продажи.

Так в Определении Верховного Суда РФ от 14.10.2014 г. по делу № 307-ЭС14-22, А56-70987/2012 указывается, что «суды не учли, что в силу принципа свободы договора, установленного положениями ст. 421 ГК РФ, стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора. Включение в договор лизинга дополнительного условия о возможности перехода права собственности на предмет лизинга к лизингополучателю позволяет рассматривать такой договор как смешанный, содержащий элементы договоров лизинга (финансовой аренды) и купли-продажи».

В то же время ст. 28 ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» предусматривает два вида договора лизинга в зависимости от наличия или отсутствия в договоре условия о переходе права собственности на предмет лизинга от лизингодателя к лизингополучателю. Включение в договор лизинга условия о выкупе предмета лизинга по окончании срока действия договора признается многими зарубежными странами и закрепляется международными конвенциями в качестве квалифицирующего признака договора финансового лизинга, в то время как отсутствие условия о переходе права собственности на предмет лизинга характеризует оперативный лизинг. Следовательно, признание договора лизинга с условием о выкупе предмета договора смешанным искусственно.

Отнесение Гражданским кодексом РФ лизинга к разновидности арендных отношений, а также отсутствие прямого указания в законе на разделение видов лизинга на оперативный и финансовый привело к переквалификации договора и применению к спорным правоотношениям норм смежных гражданско-правовых институтов по аналогии. Таким образом, в противоречие внутреннему законодательству России и международному подходу суды искусственно придают изначально финансовым отношениям признаки купли-продажи, признавая договор смешанным и не принимая во внимание особенности финансово-кредитных отношений. Иными словами, данная квалификация фактически лишила институт финансового лизинга его экономического смысла.

Проблемы квалификации возможно разрешить путем выделения единых для всех стран общих признаков, присущих институту лизинга в целом, а также специальных признаков, разделяющих его виды, прежде всего, оперативный, имеющий арендную природу, и финансовый, близкий по своей правовой природе к кредитно-финансовым институтам. Установление общих и специальных признаков лизинга позволит разграничить лизинг и смежные гражданско-правовые институты и разрешит проблему переквалификации договора.

Михайленко И.А.