Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Гражданское право
Залог и поручительство как виды обеспечения исполнения обязательств

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • info@lex-pravo.ru

154
арбитражных дела в работе

101
дело по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

24
административных спора
в работе


  

Залог и поручительство как виды обеспечения исполнения обязательств

Залог и поручительство как виды обеспечения исполнения обязательств
Нет в наличии
Полное описание

Говоря о залоге и поручительстве как видах обеспечения исполнения обязательств и проводя их, насколько это возможно, сравнительную характеристику, необходимо в первую очередь разобраться с самим термином «обеспечения исполнения обязательств», а также выделить критерии сравнения (родовые признаки) видов, т.е. мер такого обеспечения.

Гражданское законодательство России не знает легального определения обеспечения исполнения обязательств, ч. 1 ст. 329 ГК РФ только перечисляет известные российскому законодательству виды такого обеспечения, а в научной литературе высказываются различные точки зрения. Существуют определения более «бытового» характера, одинаково далекие как от юридической науки, так и от практики . Однако для целей практического правоприменения, с точки зрения автора настоящей статьи, можно использовать определение, которое дает сборник словарей «OnlineDics.ru» - краткое и в то же время емкое и точное. Оно звучит следующим образом: «Обеспечение Исполнения Обязательств - в гражданском праве специальные меры имущественного характера, побуждающие стороны к точному и реальному исполнению обязательств» .

 Каким бы, однако не было, определение института обеспечения, важно отметить, что в этот институт объединяется ряд альтернативных мер, не вполне однородных не только в части сущности, но и в части цели применения. Б. М. Гонгало отмечает, что «…Нетрудно заметить, что лишь некоторые правовые средства (меры) обеспечивают исполнение обязательств» , в связи с чем указывается на условность наименования «обеспечение исполнения обязательств», и предлагается наименование «обеспечение обязательств» . Справедливости ради, стоит, однако, отметить, что это скорее «возвращение к корням», чем вновь предлагаемый термин, так как дореволюционная цивилистика использовала именно его.

Определяя и рассматривая залог и поручительство как виды (меры) обеспечения, необходимо отметить следующее: не все конкретные виды обеспечения исполнения обязательств имеют легальные определения (удержание, поручительство), и в этой части, по всей видимости, подразумеваются законодательством как сами собой разумеющиеся. О поручительстве как о понятии законодатель ничего не говорит, указывая лишь порождаемый этим явлением договор поручительства (ст. 361 ГК РФ): «По договору поручительства поручитель обязывается перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части». Б. М. Гонгало определяет поручительство как «обязательство поручителя уплатить кредитору другого лица (должника) денежную сумму при неисправности последнего».

Фактическое отсутствие легального определение в тексте Гражданского кодекса относится и к залогу – ст. 334 ГК РФ, хотя и имеет указывающий на обратное титул «Понятие и основания возникновение залога», по факту, раскрывает только сущность права кредитора получить удовлетворение из за или счет заложенного имущества неисправного должника. Легальное определение залога, дает, однако всё ещё в части действующий Закон РФ 29.05.1992 № 2872-1 «О залоге». Это определение звучит так: «Залог - способ обеспечения обязательства, при котором кредитор-залогодержатель приобретает право в случае неисполнения должником обязательства получить удовлетворение за счет заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами за изъятиями, предусмотренными законом» (ст. 1). Эта статья не входит в противоречие с § 3 гл. 23 части первой ГК РФ, и потому подлежит применению.

Столь разное отношение законодателя к определению этих мер не вполне ясно, учитывая, что это – хорошо разработанная область цивилистики. Сами же меры обеспечения исполнения обязательств (кроме залога и банковской гарантии) восходят корнями к древнейшим институтам обычного права, а залог и прообразы банковской гарантии – к античному времени . 

От определения необходимо перейти к договорам соответственно залога и поручительства. В обоих случаях законодательством предусмотрена письменная форма таких договором (ч. 2 ст. 339, ст. 362 ГК РФ), нарушение которой влечет их недействительность. Договор об ипотеке, кроме того, подлежит регистрации в установленном порядке (ч. 3 ст. 339), а договор о залоге имущества или прав на имущество в обеспечение договора, который должен быть нотариально заверен – подлежит нотариальному заверению.

Что касается содержания таких договоров, необходимо отметить ряд особенностей, присущих каждому из них.

Договор поручительства, исходя из его характеристики, данной Гражданским кодексом РФ, содержит только обязанность поручителя оплатить кредитору должника сумму долга последнего. Причем такое исполнение не будет являться оплатой долга за должника, а собственной обязанностью поручителя . Показательно, что, это по сути, этим и ограничивается договор поручительства как правовая единица, так как каких-либо иных прав или обязанностей у его сторон он не порождает .

Б. М. Гонгало отмечает, что, исходя из этого, конструкция договора поручительства подобна конструкции сделки под отлагательным условием , которое может и не наступить, и, таким образом, договор не породит никаких правовых последствий ни для кредитора, ни для поручителя. Однако это вовсе не означает, что между ними в этом случае не существует никаких правоотношений, так как сам факт заключения договора указывает на обратное, не говоря уже о том, что сам такой договор зачастую является фактически необходимым условием возникновения основного обязательства . Кроме этого, на наличие таких отношений указывает правило ч. 3 ст. 367 ГК РФ о прекращении поручительства при отказе кредитора принять исполнение от должника или его поручителя. В. В. Витрянский усматривает в этом право поручителя исполнить обязательство за должника и корреспондирующей ему обязанности кредитора принять такое исполнение.

Что же касается пределов ответственности поручителя, то нынешнее законодательство ограничивает его не только размером обязательства, но и возмещением иных убытков кредитора. ГК РСФСР (ст. 204) почти дословно повторял это правило. Поручитель и должник несут перед кредитором солидарную ответственность, если только договором не установлена субсидиарная ответственность поручителя. Это обстоятельство ещё раз указывает на самостоятельный характер обязательства поручителя перед кредитором. 

Вопрос о том, является ли договор поручительства возмездным, или же нет, в литературе освещается по-разному. С точки зрения автора настоящей статьи, его всё же следует считать безвозмездным, так как поручитель берет на себя определенное обязательство, ничего не получая взамен.

Отдельно стоит остановиться и на субъектном составе договора поручительства. В таком договоре в качестве сторон всегда участвуют одна из сторон основного обязательства (кредитор) и третье по отношению к основному обязательству лицо (поручитель). 

Говоря о договоре залога, что он регулируется не только Гражданским кодексом РФ, но и Законом РФ «О залоге» в части, не противоречащей кодексу, что, однако, не создает параллельного регулирования залоговых правоотношений. Ипотека, как залог недвижимости, а также отношения, связанные с ней, регулируются Федеральным законом «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Последнее, однако, не означает приоритета норм Федерального закона «Об ипотеке» над положениями Гражданского кодекса РФ, на мысль о котором наводит перенесение положений кодекса в закон и «кодексная» конструкция последнего. Ипотека, при всей своей специфичности является видом залога, и поэтому общие положения о залоге применяются и к ней.

Субъектный состав договора залога – залогодержатель и залогодатель. И если первым всегда выступает кредитор по основному обязательству, то вторым – обычно должник по нему же. Однако залогодателем может быть и третье лицо (ч. 1 ст. 335 ГК РФ). В этом случае залог приобретает определенное сущностное сходство с поручительством. Закон дает недвусмысленный перечень возможных залогодателей – это либо собственник имущества, либо лицо, которому он предоставлено на праве хозяйственного ведения. Ряд авторов полагает также, что к ним в силу положений ст. 297 ГК РФ можно добавить казенное предприятие при наличии согласия собственника его имущества. В этой же связи часто упоминаются и учреждения – бюджетные и автономные - при соблюдении ими условий ряда условий – учреждению должно быть предоставлено право вести приносящую прибыль деятельность, и закладываемое имущество должно быть получено в результате такой деятельности и учитываться на отдельном балансе. По мнению Ю.К.Толстого, «по-видимому, речь в этих случаях должна идти об особом вещном праве, которое не укладывается ни в рамки права оперативного управления, ни в режим права хозяйственного ведения». 

Предметом залога может быть всякое имущество , за изъятием исключений, установленных ч. 1 ст. 336 ГК РФ.

Говоря об основаниях возникновения залога и поручительства, необходимо сказать, что в обоих случаях таким основанием будет являться юридический факт возникновения основного обязательства, на обеспечение которого направлена конкретная мера. Однако, эти два события могут быть разнесены во времени, и обеспечение может возникнуть и после возникновения основного обязательства, но никогда – наоборот. Залог, кроме того, может возникать и в силу закона (напр., в соответствии с ч. 5 ст. 488 ГК РФ). В соответствии с правилом о следовании принадлежности судьбе главной вещи, на все принадлежности заложенной вещи также будут распространяться залоговые правоотношения, если иное не установлено договором залога. Плоды и иная продукция, полученная с помощью заложенной вещи, предметом залога, по общему правилу, напротив, не является. 

Отдельно стоит вопрос о том, могут ли являться предметом залога деньги. Здесь позиции авторов разнятся. По одной точке зрения, это возможно, по другой – категорически нет. С точки зрения автора настоящей статьи, закон предусматривает под предметом залога любые вещи, в том числе потребляемые, какими и являются деньги, ввиду чего они могут быть предметом залога. Такое положение вещей существовало и в римском праве.

При определении категории договора залога последний часто раскрывается через правило продажи заложенного имущества при неисправности должника. Однако это не совсем верно: закон не имеет строго ориентации на продажу такого имущества, допуская возможность кредитора оставить его в оговоренных случаях за собой. Кроме того, существует ряд условий, при наличии которых даже нарушение должником условий обязательства не влечет обращения взыскания на заложенное имущество (ч. 2 ст. 348 ГК РФ): если сумма неисполненного обязательства составляет менее чем пять процентов от размера оценки предмета залога по договору о залоге или период просрочки исполнения обязательства, обеспеченного залогом, составляет менее чем три месяца.

Предмет залога в силу правила ч. 1 ст. 346 ГК РФ может быть заменен, если иное не предусмотрено законом или договором. В соответствии со ст. 342 ГК РФ одна и та же вещь может передаваться в залог по нескольким договорам (такой залог именуется последующим).

Переходя от содержания договоров поручительства и залога к цели применения данных мер обеспечения исполнения обязательства, необходимо указать следующее.

  Развивая мысль о неоднородности мер обеспечения, Б. М. Гонгало указывает, что все известные российскому законодательству виды обеспечения исполнения обязательств можно разделить на группы в зависимости от целей, с которыми они применяются. Таких групп выделяется три:

  1. Меры, обеспечивающие исполнение обязательства (неустойка, задаток);
  2. Меры, обеспечивающие защиту имущественных интересов кредитора при нарушении обязательства должником (поручительство, банковская гарантия);
  3. Меры, обеспечивающие исполнение обязательства и защиту интересов кредитора при неисправности должника (залог, удержание).

Исходя из этого, очевидно, что залог и поручительство, как меры, направлены на достижение различных целей. Поручительство как мера обеспечения исполнения обязательства само по себе экономически и юридически не стимулирует должника к его исполнению, так как при внесении суммы долга поручителем не наносит самому должнику экономического ущерба (здесь, разумеется, не учитывается право регрессного иска поручителя к должнику после исполнения первым обязательства). Залог же, напротив, помогает решать двойственную задачу: с одной стороны, он стимулирует должника к исполнению, так как в противном случае он теряет выделенную в залог часть своего имущества, с другой стороны, защищает интересы кредитора. Вероятно, именно этим обстоятельствам обусловлена популярность залога как меры обеспечения самых разных обязательств, также распространенность обычных институтов, которые также носят название залога, что является некорректным . При этом, они, безусловно, регулируются нормами гражданского права, и к ним в ряде случаев возможно применения законодательства о залоге по аналогии. 

Наконец, стоит остановиться на области применения данных мер. Залог является одной из наиболее распространенных мер обеспечения исполнения обязательств, и поэтому чрезвычайно широко применяется. Что касается поручительства, то в отношении него бытует мнение о том, что оно может применяться только в денежных обязательствах . Однако это не так. Анализ правил о поручительстве, установленных ст.ст. 361, 363, 365 ГК РФ, позволяет установить, что основанием обязанности поручителя уплатить деньги является неисполнение должником своего обязательства, без оговорок о том, какого именно. 

Таким образом, и залог, и поручительство являются универсальными мерами, которые могут быть применены к широкому кругу типов обязательств.


Юридическая компания Москва