Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Гражданское право
Проблемы признания договора страхования недействительным

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • info@lex-pravo.ru

158
арбитражных дел в работе

104
дела по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

25
административных споров
в работе


  

Проблемы признания договора страхования недействительным

Проблемы признания договора страхования недействительным
Нет в наличии
Полное описание

Большую часть споров, вытекающих из договоров страхования, составляют споры о признании договоров страхования недействительными.

Особенностью, характерной для большинства споров, является заявление страховой компанией иска о признании договора страхования недействительным после наступления страхового случая путем заявления самостоятельного иска или подачи встречного иска в рамках дела о взыскании страхового возмещения. В качестве одной из вероятных причин можно рассматривать желание страховой компании отсрочить или вовсе избежать выплаты страхового возмещения путем оспаривания договора страхования, для которого существует значительное количество законодательно установленных оснований. Однако подобные формально допустимые действия со стороны страховщиков могут рассматриваться арбитражными судами как злоупотребление правом.

Так, Президиум ВАС РФ в своем постановлении от 13.04.2010 № 16996/09 указал, что страховая компания, ссылаясь в рамках дела на несоответствие договора страхования закону, нарушает пределы осуществления гражданских прав, установленные статьей 10 Гражданского кодекса Российской Федерации, а именно злоупотребляет правом, что является недопустимым. Вопреки этому нарушению суд апелляционной инстанции необоснованно защитил право страховой компании на оспаривание договора, констатировав ничтожность отдельных его условий.

Значительное количество споров связано со страхуемым интересом и его влиянием на действительность договора страхования.

В соответствии с пунктом 1 ст. 930 ГК РФ имущество может быть застраховано по договору страхования в пользу лица (страхователя или выгодоприобретателя), имеющего основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении этого имущества. При отсутствии у страхователя или выгодоприобретателя интереса в сохранении застрахованного имущества такой договор страхования является недействительным (п. 2 ст. 930 ГК РФ).

В постановлении ФАС Московского округа от 22.11.2006, 29.11.2006 № КГ-А40/11323-06 по делу № А40-24051/06-40-155 указывает на то, что интерес в сохранении имущества означает не любой интерес, связанный с тем, чтобы это имущество не было утрачено или повреждено, а только интерес того лица, которое несет риск утраты и повреждения этого имущества.

При определении наличия у лица, требующего выплаты страхового возмещения, интереса в сохранении имущества при наступлении страхового случая во внимание в первую очередь принимается наличие у него юридической (правовой) связи с предметом страхования.

ФАС МО от 30.01.2001 № кг-А40/40-01 в постановлении тоже подтверждает, что для наличия страхового интереса необходимо, чтобы лицо, в пользу которого осуществляется страхование, имело какие-либо права в отношении застрахованного имущества или несло связанные с ним обязанности (например, наличие интереса в сохранении имущества у залогодержателя, арендатора, лица, осуществляющего охрану помещений, где находится охраняемое имущество, общества, владеющего стопроцентной долей в уставном капитале, по страхованию имущества, принадлежащего дочернему обществу).

Из содержания п. 1 ст. 930 ГК РФ неясно, в какой момент у страхователя или выгодоприобретателя должен присутствовать интерес в сохранении имущества - на момент заключения договора страхования, на момент наступления страхового случая или в течение действия договора страхования.

Судебная практика (Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 7 июня 2010 г. N КГ-А40/4218-10-П) при оценке действительности договора страхования придерживается точки зрения о необходимости наличия интереса в сохранении имущества на момент наступления страхового случая. Отсутствие страхового интереса на момент заключения договора страхования при этом не рассматривается как обстоятельство, свидетельствующее о недействительности договора страхования и об отсутствии оснований для выплаты страхового возмещения (Определение ВАС РФ от 27.04.2007 № 4146/07).

Еще одним из специальных оснований недействительности договора страхования, нередко встречающегося на практике, является несообщение страхователем сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение. Согласно пункту 3 ст. 944 ГК РФ, в силу которого страховщик вправе потребовать признания договора страхования недействительным и применения последствий, предусмотренных пунктом 2 ст. 179 ГК РФ, если после заключения договора страхования будет установлено, что страхователь сообщил страховщику заведомо ложные сведения об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения вероятности наступления страхового случая и размера возможных убытков от его наступления (страхового риска), если эти обстоятельства неизвестны и не должны быть известны страховщику.

В пункте 1 ст. 944 ГК РФ указано, что существенными признаются обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе. 

Признавая право страховщика на иск о недействительности договора страхования ввиду сообщения заведомо ложных сведений, законодатель изначально ограничил возможности по предъявлению такого иска.
Так, в силу п. 2 ст. 944 ГК РФ, если договор страхования заключен при отсутствии ответов страхователя на какие-либо вопросы страховщика в стандартной форме, страховщик не может впоследствии требовать расторжения договора либо признания его недействительным на том основании, что соответствующие обстоятельства не были сообщены страхователем.

Кроме того, несмотря на установленную обязанность сообщать только достоверные сведения, негативные правовые последствия для страхователя могут возникнуть только в том случае, если он сообщил заведомо ложные сведения о существенных обстоятельствах, т.е. действовал умышленно. Если сведения были сообщены в связи с тем, что страхователь добросовестно заблуждался относительно существенных обстоятельств, недействительность сделки на основании ст. 179 ГК РФ исключается.

В пункте 2 ст. 944 ГК РФ прямо указывается на невозможность страховщика потребовать признания договора страхования недействительным, если страхователь умолчал о существенных обстоятельствах путем незаполнения стандартной формы-вопросника. Это совершенно логично, поскольку страховщик при принятии решения о заключении договора, обнаружив незаполненные графы вопросника, вполне мог и не заключать этот договор ввиду несообщения существенных сведений. И если, несмотря на пробелы в вопроснике, договор в итоге был заключен, страховщик добровольно подвергается риску невозможности впоследствии оспорить договор по мотиву отсутствия ответов в форме.

Пункт 3 ст. 944 ГК РФ исходит из однозначной невозможности требовать признания недействительным договора страхования, если обстоятельства, о которых умолчал страхователь, уже отпали.

Судебная практика идет по пути еще большего по сравнению с законодательством ограничения права страховщика требовать признания договора страхования недействительным.

Согласно пункту 14 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 28.11.2003 №75, если при заключении договора страхования страхователь умолчал об известных ему обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска, которые не были и не должны были быть известны страховщику и которые не были оговорены страховщиком в стандартной форме договора страхования или в его письменном запросе, то основания для признания договора страхования недействительным отсутствуют.

Страховщик обратился в арбитражный суд с иском к страхователю о признании на основании статьи 179 ГК РФ недействительным заключенного между ними договора страхования, как сделки, совершенной под влиянием обмана.
В обоснование иска страховщик указал, что страхователь умышленно не сообщил ему существенные обстоятельства о степени риска, а именно о том, что в здании, где находилось застрахованное помещение, из-за изношенной электропроводки несколько раз в течение двух предшествовавших лет были возгорания, а один раз - пожар. Эти обстоятельства были известны собственнику здания и всем владельцам помещений, а страховщик об этом не знал и не мог знать.

Возражая против иска, страхователь ссылался на то, что в стандартном бланке заявления о добровольном страховании имущества вопросов о состоянии электропроводки не имелось. На все вопросы, содержащиеся в бланке заявления, он дал правдивые ответы.

Решением суда в удовлетворении иска отказано по следующим основаниям.

Между сторонами заключен договор добровольного страхования помещения, в том числе на случай пожара, посредством выдачи страхователю полиса на основании его заявления.

В период действия договора в застрахованном помещении произошел пожар. В результате расследования, проведенного по факту возгорания, было установлено, что пожар возник из-за неисправности электропроводки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 944 ГК РФ существенными для определения степени риска признаются во всяком случае обстоятельства, определенно оговоренные страховщиком в стандартной форме договора страхования (страхового полиса) или в его письменном запросе.

В стандартном бланке заявления не содержалось вопросов о состоянии электропроводки в здании.
Страхователь сообщил страховщику известные ему сведения о здании, отвечая на вопросы, содержащиеся в стандартном бланке заявления. Соответствие этих сведений действительности страховщик не оспаривал.

В случае недостаточности сообщенных страхователем существенных обстоятельств либо сомнений в их достоверности страховщик мог сделать письменный запрос в адрес страхователя для их конкретизации. Однако страховщик такой запрос не направлял и не воспользовался своим правом проверить состояние страхуемого имущества, а также достаточность представленных страхователем сведений.

Поскольку страховщик, являясь лицом, осуществляющим профессиональную деятельность на рынке страховых услуг и вследствие этого более сведущим в определении факторов риска, не выяснил обстоятельства, влияющие на степень риска, а страхователь не сообщил страховщику заведомо ложные сведения о застрахованном имуществе, то страховщик согласно пункту 2 статьи 944 ГК РФ не может требовать признания недействительным договора страхования как сделки, совершенной под влиянием обмана.

Суд также не согласился с доводами заявителя о том, что несообщение страхователем сведений, имеющих существенное значение для определения степени риска, является нарушением страхователем его обязанностей, вытекающих из положений пункта 1 статьи 944 ГК РФ, и влечет недействительность (ничтожность) договора страхования (статья 168 ГК РФ).

Таким образом, обязанность страхователя, предусмотренная п. 1 ст. 944 ГК РФ, приобрела весьма ограниченный характер — при заключении договора достаточно правдиво ответить на вопросы, содержащиеся в форме-вопроснике, предоставленной страховщиком. В таких условиях страховщику не остается ничего, кроме как весьма тщательно подходить к составлению вопросников и быть готовым адаптировать бланк под каждого конкретного страхователя.

Распространена точка зрения, что страхователь является наиболее слабой стороной в договоре страхования и нуждается в дополнительных гарантиях своих прав. Основания этого вывода кроются в позиционировании сферы страхования как особой области деятельности, специфические правила которой неизвестны обывателю, каковым обычно является страхователь. В постановлении Пленума ВС РФ от 28 июня 2012 года N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» говорится о том, что если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (в том числе договор страхования, как личного, так и имущественного,), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами, что еще раз подтверждает дополнительные гарантии страхователя.

Однако некоторые считают, что положение страховщика напротив является более слабым нежели положение страхователя, поскольку страховщик зачастую идет на риск, не обладая полным объемом информации об объекте страхования.

Настоящая судебная практика показывает невозможность однозначного разрешения данного вопроса, например, ВАС РФ в определении от 23.07.2009 №ВАС-9552/09 указал, что довод страхователя о том, что статья 945 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривает право страховщика при заключении договора страхования произвести осмотр страхуемого имущества, и такой осмотр страховщиком был произведен, а поэтому ему был известен вопрос об охране имущества, не может быть принят, поскольку использование страховщиком права на осмотр страхуемого имущества не лишает его возможности требовать признания договора страхования недействительным по основаниям, предусмотренным пунктом 3 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации. Таким образом, суд признал, что страховщик имеет право оспорить договор страхования на основании пункта 1 статьи 944 ГК РФ даже, если страховщик воспользовался правом на осмотр.

Бухтоярова Ю.А.


Юридическая фирма