Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Гражданское право
Задаток с неопределенным происхождением

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • info@lex-pravo.ru

158
арбитражных дел в работе

104
дела по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

25
административных споров
в работе


  

Задаток с неопределенным происхождением

Задаток с неопределенным происхождением
Нет в наличии
Полное описание

Исходя из статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) гражданское законодательство основывается, в частности, на принципе свободы договора.

Безусловно, реализация этого фундаментального гражданско-правового принципа невозможна без диспозитивного метода правового регулирования, регулирующего гражданские правоотношения.

Анализ исключительно гражданско-правовых норм без учета судебно-арбитражной практики следует признать незавершенным, поскольку нормативный материал представляет собой статику, а динамику – правоприменение.

Основываясь на всеобщем методе диалектике в научном познании, представляет интерес выявление взаимосвязей между принципом свободы договора и таким средством обеспечения исполнения обязательства, как задаток.

Для демонстрации взаимодействия этих правовых явлений обратимся к делу № А40-53452/2014, которое рассмотрела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Спор возник из-за неоднозначного пункта в договоре аренды.

Арендодатель и арендатор заключили договор аренды нежилого помещения сроком на пять лет, исчисление которых начинается с государственной регистрации договора.

Стороны в договоре предусмотрели, что арендатор вносит арендодателю задаток в размере двухмесячной арендной ставки на условиях, предусмотренных соглашением о задатке. При этом стороны указали, что данная сумма не является платежом за первые месяцы аренды, а удерживается арендодателем в качестве гарантии надлежащего выполнения обязательств арендатором.

Между тем договор аренды устанавливал, что если арендатор расторгает его до истечения срока действия по любой причине, то задаток удерживается арендодателем в полном объеме в качестве штрафа.

Во исполнение договорной нормы арендатор внес задаток арендодателю в размере 1 771 200 рублей.

Однако через некоторое время арендатор досрочно вернул имущество арендодателю, который удержал в качестве штрафа задаток.

Арендатор, полагая, что односторонний досрочный отказ от договора не может являться основанием для применения к нему штрафа, обратился в суд с требованием признать соответствующую договорную норму недействительной.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали законными и обоснованными требования арендатора, указав, что поскольку досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением (ненадлежащим исполнением обязательств), а обусловлено реализацией арендатором права, предоставленного договором, суды признали установленный в договоре «механизм расторжения договора» противоречащим нормам гражданского законодательства.

Вместе с тем, судья Верховного Суда РФ, изучавший кассационную жалобу арендодателя, усомнился в правильности выводов нижестоящих судов, а потому передал ее на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Судебное заседание по делу состоялось 27.10.2015 г., судебный акт опубликован 03.11.2015 г. в «Картотеке арбитражных дел».

Судьи экономической коллегии Верховного Суда РФ признали необоснованной позицию нижестоящих судов, отменив принятые ими судебные акты.

Судебная коллегия указала, что поскольку положения статей 619, 620 ГК РФ не содержат запрета на досрочное расторжение договора аренды по иным основаниям, не предусмотренным в данных правовых нормах, стороны при заключении договора вправе установить основания для досрочного расторжения договора и условия такого расторжения. В частности, право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Оспариваемым пунктом договора предусмотрена возможность расторжения договора до истечения срока его действия в одностороннем порядке по любым другим основаниям, кроме прямо указанных в договоре, однако условием такого расторжения является для арендатора – удержание арендодателем задатка, для арендодателя – уплата задатка в двойном размере.

В развитие этого тезиса Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что поскольку удержание задатка арендодателем не связано с нарушением сторонами договорных обязательств, а при наличии определенных обстоятельств является условием для расторжения договора, квалификация судами суммы задатка в качестве неустойки основана на ошибочном толковании норм права.

В данном случае стороны при заключении договора определили сумму компенсации, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора.

То, что такая компенсация поименована в договоре штрафом, не изменяет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, решившей досрочно отказаться от договора, а напротив, предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин любой из сторон.

В пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» указано, что в случаях, если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 Гражданского кодекса.

Поскольку ГК РФ допускает любые предусмотренные законом или договором способы обеспечения обязательств, отсутствуют основания для признания недействительным пункта договора в части условия, предусматривающего право арендодателя удерживать задаток в качестве штрафа за досрочное расторжение договора, направленного на обеспечение исполнения арендатором условий договора и гарантирующее законные интересы арендодателя при его исполнении.

Договор, содержащий спорное условие, подписан сторонами без замечаний и возражений со стороны арендатора. При таких обстоятельствах заявление арендатора о недействительности этого условия после направления уведомления о досрочном расторжении договора без указания каких-либо мотивов направлено на неисполнение возникшего между сторонами обязательства.

Таким образом, судьи Верховного Суда РФ признали допустимым «платность» одностороннего отказа от обязательства.

Иное решение по этому спору противоречило бы пункту 3 статьи 310 ГК РФ, который легализовал плату за односторонний отказ от обязательства в предпринимательских отношениях, хотя эта норма и не подлежала применению к спорным правоотношениям, поскольку она вступила в законную силу только 01.06.2015 г. и обратной силы не имеет.

Добавим, что до изменения статьи 310 ГК РФ судебная практика по «платному» одностороннему отказу формировалась неоднозначно.

Так, абзац третий пункта 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» определяет, что положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Однако, как до этой правовой позиции Пленума ВАС РФ суды признавали недействительным ограничение одностороннего отказа от обязательства (Постановление ФАС Московского округа от 29.10.2012 г. по делу № А40-119186/11-151-1009), так и продолжают это делать, что подтверждает рассмотренное дело.

Считаем, что пункт 3 статьи 310 ГК РФ существенно сократит споры вокруг «платного» одностороннего отказа от обязательства.

Тарков Н.В.Исходя из статьи 1 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) гражданское законодательство основывается, в частности, на принципе свободы договора.

Безусловно, реализация этого фундаментального гражданско-правового принципа невозможна без диспозитивного метода правового регулирования, регулирующего гражданские правоотношения.

Анализ исключительно гражданско-правовых норм без учета судебно-арбитражной практики следует признать незавершенным, поскольку нормативный материал представляет собой статику, а динамику – правоприменение.

Основываясь на всеобщем методе диалектике в научном познании, представляет интерес выявление взаимосвязей между принципом свободы договора и таким средством обеспечения исполнения обязательства, как задаток.

Для демонстрации взаимодействия этих правовых явлений обратимся к делу № А40-53452/2014, которое рассмотрела Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Спор возник из-за неоднозначного пункта в договоре аренды.

Арендодатель и арендатор заключили договор аренды нежилого помещения сроком на пять лет, исчисление которых начинается с государственной регистрации договора.

Стороны в договоре предусмотрели, что арендатор вносит арендодателю задаток в размере двухмесячной арендной ставки на условиях, предусмотренных соглашением о задатке. При этом стороны указали, что данная сумма не является платежом за первые месяцы аренды, а удерживается арендодателем в качестве гарантии надлежащего выполнения обязательств арендатором.

Между тем договор аренды устанавливал, что если арендатор расторгает его до истечения срока действия по любой причине, то задаток удерживается арендодателем в полном объеме в качестве штрафа.

Во исполнение договорной нормы арендатор внес задаток арендодателю в размере 1 771 200 рублей.

Однако через некоторое время арендатор досрочно вернул имущество арендодателю, который удержал в качестве штрафа задаток.

Арендатор, полагая, что односторонний досрочный отказ от договора не может являться основанием для применения к нему штрафа, обратился в суд с требованием признать соответствующую договорную норму недействительной.

Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций признали законными и обоснованными требования арендатора, указав, что поскольку досрочное расторжение договора в одностороннем порядке не является гражданско-правовым нарушением (ненадлежащим исполнением обязательств), а обусловлено реализацией арендатором права, предоставленного договором, суды признали установленный в договоре «механизм расторжения договора» противоречащим нормам гражданского законодательства.

Вместе с тем, судья Верховного Суда РФ, изучавший кассационную жалобу арендодателя, усомнился в правильности выводов нижестоящих судов, а потому передал ее на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ.

Судебное заседание по делу состоялось 27.10.2015 г., судебный акт опубликован 03.11.2015 г. в «Картотеке арбитражных дел».

Судьи экономической коллегии Верховного Суда РФ признали необоснованной позицию нижестоящих судов, отменив принятые ими судебные акты.

Судебная коллегия указала, что поскольку положения статей 619, 620 ГК РФ не содержат запрета на досрочное расторжение договора аренды по иным основаниям, не предусмотренным в данных правовых нормах, стороны при заключении договора вправе установить основания для досрочного расторжения договора и условия такого расторжения. В частности, право на односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлено по соглашению сторон необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне обязательства.

Оспариваемым пунктом договора предусмотрена возможность расторжения договора до истечения срока его действия в одностороннем порядке по любым другим основаниям, кроме прямо указанных в договоре, однако условием такого расторжения является для арендатора – удержание арендодателем задатка, для арендодателя – уплата задатка в двойном размере.

В развитие этого тезиса Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ пришла к выводу, что поскольку удержание задатка арендодателем не связано с нарушением сторонами договорных обязательств, а при наличии определенных обстоятельств является условием для расторжения договора, квалификация судами суммы задатка в качестве неустойки основана на ошибочном толковании норм права.

В данном случае стороны при заключении договора определили сумму компенсации, которая должна быть выплачена одной из сторон при отказе от договора.

То, что такая компенсация поименована в договоре штрафом, не изменяет ее сути, которая состоит не в привлечении к ответственности стороны, решившей досрочно отказаться от договора, а напротив, предоставляет возможность расторжения договора без объяснения причин любой из сторон.

В пункте 4 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» указано, что в случаях, если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 Гражданского кодекса.

Поскольку ГК РФ допускает любые предусмотренные законом или договором способы обеспечения обязательств, отсутствуют основания для признания недействительным пункта договора в части условия, предусматривающего право арендодателя удерживать задаток в качестве штрафа за досрочное расторжение договора, направленного на обеспечение исполнения арендатором условий договора и гарантирующее законные интересы арендодателя при его исполнении.

Договор, содержащий спорное условие, подписан сторонами без замечаний и возражений со стороны арендатора. При таких обстоятельствах заявление арендатора о недействительности этого условия после направления уведомления о досрочном расторжении договора без указания каких-либо мотивов направлено на неисполнение возникшего между сторонами обязательства.

Таким образом, судьи Верховного Суда РФ признали допустимым «платность» одностороннего отказа от обязательства.

Иное решение по этому спору противоречило бы пункту 3 статьи 310 ГК РФ, который легализовал плату за односторонний отказ от обязательства в предпринимательских отношениях, хотя эта норма и не подлежала применению к спорным правоотношениям, поскольку она вступила в законную силу только 01.06.2015 г. и обратной силы не имеет.

Добавим, что до изменения статьи 310 ГК РФ судебная практика по «платному» одностороннему отказу формировалась неоднозначно.

Так, абзац третий пункта 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 г. № 16 «О свободе договора и ее пределах» определяет, что положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Однако, как до этой правовой позиции Пленума ВАС РФ суды признавали недействительным ограничение одностороннего отказа от обязательства (Постановление ФАС Московского округа от 29.10.2012 г. по делу № А40-119186/11-151-1009), так и продолжают это делать, что подтверждает рассмотренное дело.

Считаем, что пункт 3 статьи 310 ГК РФ существенно сократит споры вокруг «платного» одностороннего отказа от обязательства.

Тарков Н.В.