Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Общие нормы
Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил правовую природу свободы договора и ее предела

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30


Перезвонить Вам?

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • info@lex-pravo.ru

171
арбитражное дело в работе

87
дел по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

27
административных споров
в работе


  

Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил правовую природу свободы договора и ее предела

Высший Арбитражный Суд РФ разъяснил правовую природу свободы договора и ее предела
Нет в наличии
Полное описание
Понимание принципа свободы договора и его практической роли в контексте российского права – вопрос не из простых. 

Из текстов законов вывести реальное представление о функционировании этого базового принципа очень сложно. Торжественное провозглашение принципа свободы договора на уровне ГК РФ (статьи 1 и 421) дает отдаленное представление о том, как воплощена эта идея в реальности. Кроме того, по ряду наиболее острых вопросов применения данного принципа ГК РФ «выражается» расплывчато или попросту «молчит».

Именно поэтому Высший Арбитражный Суд счел необходимым прояснить вопросы практического применения принципа свободы договора, что нашло свое отражение в принятии 14 марта 2014 года Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О свободе договора и ее пределах». 

Указанный документ состоит из 11 пунктов. Остановимся на наиболее значимых его положениях.

1. Как известно, в соответствии с пунктом 2 статьи 1 и статьей 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Суд отмечает, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, должна толковаться исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть принимается во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

2. Важно уметь правильно распознавать императивные нормы законы. Так, норма является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила. 

Вместе с тем, суд подчеркивает возможность ограничительного толкования императивных норм. В качестве примера приводится часть 4 статьи 29 ФЗ «О банках и банковской деятельности», в которой установлен запрет на одностороннее изменение кредитной организацией порядка определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком-гражданином, однако это не означает, что запрещено такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту уменьшается.

Такой вывод следует из толкования цели статьи 310 ГК РФ, допускающей возможность одностороннего изменения договора между субъектами предпринимательской деятельности и защищающей слабую сторону договора. Таким образом, гражданин, являясь слабой стороной по кредитному договору, защищается законом, и поэтому возможно одностороннее изменение процентов по кредитному договору, улучшающее положение гражданина, даже несмотря на тот факт, что кредитный договор между кредитной организацией и заемщиком-гражданином не является договором между субъектами исключительно предпринимательской деятельности, который являлся бы основанием для возможности одностороннего изменения условий договора или его расторжения. 

3. Большое значение имеет правильность понимания и толкования непоименованных договоров, поскольку в соответствии с пунктом 2 статьи 421 ГК РФ стороны вправе заключить договор, не предусмотренный законом и иными правовыми актами.

Высший Арбитражный Суд РФ отмечает, что при оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.

При этом необходимо иметь в виду положения части 3 статьи 421 ГК РФ, раскрывающей понятие смешанного договора (договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами), поскольку к непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного договора правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются. 

Учитывая изложенное, Высший Арбитражный Суд делает вывод о том, что нормы об отдельных видах договоров могут быть применены к непоименованному договору по аналогии с законом в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон. Что касается применения императивных норм закона об отдельных поименованных договорах к непоименованным договорам, то оно допускается в исключительных случаях, в частности, для защиты интересов слабой стороны договора третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон.

4. Если неясны условия договора и невозможно установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора, либо предложила формулировку соответствующего условия. 

Например, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (в частности, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

В заключение необходимо отметить, что рассмотренное Постановление Высшего Арбитражного Суда РФ является значимой вехой в развитии российского договорного права. В целом документ обеспечивает существенный прогресс в области оформления более разумных и гибких границ свободы договора. Главное же разъяснение суда, как представляется, состоит в том, что у свободы договора есть один четко выраженный предел – законные интересы слабой стороны договора. 

Документ опубликован на официальном сайте Высшего Арбитражного Суда РФ.

Степанов С.А.


Юридическая компания Тюмень