Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Общие нормы
Отступное и новация в качестве способов прекращения обязательств в арбитражной практике

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • info@lex-pravo.ru

156
арбитражных дел в работе

104
дела по исполнению
решения суда в работе

8
налоговых дел
в работе

6
корпоративных споров
в работе

25
административных споров
в работе


  

Отступное и новация в качестве способов прекращения обязательств в арбитражной практике

Отступное и новация в качестве способов прекращения обязательств в арбитражной практике
Нет в наличии
Полное описание

В соответствии с 409 статьей ГК РФ по соглашению сторон обязательство может быть прекращено предоставлением взамен исполнения отступного (уплатой денег, передачей имущества и т.п.). Размер, сроки и порядок предоставления отступного устанавливаются сторонами. 

Отступное широко применяется на практике (что подтверждается большим количеством судебной практики и литературы на эту тему), поскольку является удобным вариантом избежать судебного разбирательства в случае неисполнения обязательств как для кредитора, так и для должника. Широкое применение на практике послужило поводом для большого количества споров в судах об отступном. Вот лишь некоторые из них.

Отступное как основание прекращения обязательства обладает сложным юридическим составом, включающим два элемента: соглашение сторон об отступном и фактическую передачу отступного взамен исполнения . Это означает, что, несмотря на консенсуальность соглашения об отступном, обязательство прекратиться только в момент фактической передачи предмета отступного. Президиум Высшего Арбитражного суда разъяснил, что обязательство прекращается с момента предоставления отступного взамен исполнения, а не с момента достижения сторонами соглашения об отступном. Соглашение об отступном порождает право должника на замену исполнения и обязанность кредитора принять отступное . Таким образом, соглашение об отступном не порождает обязанность должника передать кредитору предмет соглашения. Из этого следует вывод, что правовые последствия, которые предусматриваются соглашением об отступном, наступают только с момента фактической передачи отступного. Этот вывод подтверждается судебной практикой. Высший Арбитражный суд, рассматривая спор между ОАО «НПО «Экран» и ООО «ПромИнтелГрупп», установил, что предметом судебного рассмотрения было соглашение об отступном, на основании которого был зарегистрирован переход права собственности к ООО «ПромИнтелГрупп», которое спустя три дня осуществило отчуждение здания, осуществив государственную регистрацию перехода права собственности к покупателю. В пункте 2.4 соглашения стороны установили, что передача отчуждаемого недвижимого имущества будет произведена по передаточному акту, который стороны обязуются подписать после государственной регистрации перехода права собственности на отчуждаемое недвижимое имущество в течение 10 дней с момента получения свидетельства о государственной регистрации права собственности. Получается, что исполнение соглашения об отступном не состоялось. 

Такая точка зрения представляется объективной и обоснованной, ведь в данном случае непонятна позиция ООО «ПромИнтелГрупп», которое сначала своим волеизъявлением установила определенный порядок в отношении предмета соглашения, а потом само же этот порядок нарушило. Позиция судов в данном случае основана на законе и не нарушает интересов сторон.

Спорным моментом в отношениях отступного является объем прав кредитора. С точки зрения Высшего Арбитражного суда характерной особенностью отступного является то, что кредитор имеет право требования только в отношении основного договора, а должник может либо осуществить надлежащее исполнение, либо заменить исполнение предоставлением отступного. С этой позицией согласны такие авторы, как Шилохвост О.Ю. и Бациев В.В. . Однако обоснованней выглядит точка зрения Егоровой М.А. в своей статье «Недостатки правового регулирования соглашений о предоставлении отступного», где она в противовес названным мнениям приводит выдержки из различных публикаций , и формулирует собственную точку зрения, отличную от точек зрения Высшего Арбитражного суда: «Кредитор является стержнем отношений по отступному. Его воля имеет решающее значение на всех этапах совершения сделки и исполнения обязательства, предусматривающего предоставление отступного, начиная с момента ее совершения и заканчивая моментом принятия предмета предоставления. Поскольку последнее слово при заключении соглашения об отступном принадлежит кредитору, то, следовательно, и все обязательство должно в определенной мере способствовать удовлетворению его интересов» . Наилучшим вариантом прекращения гражданско-правовых отношений, как уже не раз упоминалось, является надлежащее исполнение, а в данном случае Высший Арбитражный суд встает на сторону должников, поступая, таким образом, в разрез с интересами кредиторов, которым хотелось бы, в большинстве случаев, получить надлежащее исполнение, и только в случае объективной невозможности такого исполнения – отступное.
Приведенные разногласия между судами, учеными, участниками гражданского оборота касательно отступного являются лишь небольшой частью целого пласта споров, которые ведутся до сих пор. Осветить их все в данной аналитической записке не представляется возможным, поэтому перейдем к следующему способу прекращения обязательства – новации.

Под новацией понимается соглашение сторон о замене одного обязательства другим обязательством между теми же лицами, предусматривающим иной предмет или способ исполнения . Новация, как и отступное, позволяет избежать сторонам судебного разбирательства, если они в состоянии удовлетворить потребности друг друга одним обязательством взамен другого, которое они исполнить не могут.

Основной проблемой при применении новации является трудность в определении разницы между новацией (как прекращением первоначального и возникновением нового обязательства) и изменением обязательства, не подпадающим под признаки его прекращения . Так, к примеру, соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов по кредитному договору, не означает изменения способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией . Между энергосберегающей организацией и абонентом был заключен договор энергоснабжения. В связи с образованием задолженности у абонента стороны заключили соглашение о порядке оплаты задолженности и текущего потребления электрической энергии абонентом по договорам энергоснабжения. Неуплата абонентом долгов послужила причиной обращения энергосберегающей организации в суд с иском о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами. Абонент заявлял, что новое соглашение является новацией, следовательно, предъявление требования, основанного на прекратившихся новацией отношениях, является неправомерным. Суд, руководствуясь информационным письмом Высшего Арбитражного суда № 103, установил, что данное соглашение не содержит условий об изменении предмета или способа изменения обязательства ответчика, и правомерно признал, что упомянутая сделка не является новацией . Это мнение бесспорно. Но не все решения судов бесспорны, многие вызывают жаркие споры даже в Президиуме Высшего Арбитражного суда. Вот один из них.

Общество подало в суд на компанию с требованием о взыскании неосновательного обогащения. Судом кассационной инстанции было утверждено мировое соглашение, компания выплатила сумму, оговоренную в МС. Однако через некоторое время общество вновь подает в суд с требованием о взыскании процентов за пользование чужими денежными средствами. Суды апелляционной и кассационной инстанций пришли к выводу о том, что утвержденное судом мировое соглашение от 09.11.2009 по своей природе не является новацией имеющихся у сторон обязательств, поскольку не содержало условия о прекращении действия первоначального обязательства и о замене его новым обязательством, в связи с чем, руководствуясь статьями 395 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды удовлетворили требования общества о взыскании процентов за пользование денежными средствами, составлявшими сумму неосновательного обогащения.

ВАС определил передать дело в Президиум для рассмотрения в порядке надзора, поскольку есть два подхода к разрешению спора о том, является ли мировое соглашение новацией. С учетом позиции, сформулированной в пункте 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21.12.2005 N 103 "Обзор практики применения арбитражными судами статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации", соглашение сторон, изменяющее сроки и порядок расчетов между сторонами, не означает изменения способа исполнения обязательства, поэтому не является новацией.

Таким образом, в тексте мирового соглашения от 09.11.2009 нет условий о прекращении действия между сторонами обязательства из неосновательного обогащения и о замене этого обязательства новым с иным предметом или способом исполнения. Также в данном мировом соглашении не содержится условий о том, что с его подписанием прекращаются все возможные споры между сторонами, связанные с обязательством из неосновательного обогащения, и что стороны не имеют друг к другу каких-либо претензий.

При другом подходе следует учитывать, что мировое соглашение, являясь институтом процессуального права, направлено на прекращение гражданско-правового конфликта.

Исходя из правовой позиции Конституционного суда, изложенной в определении от 24.02.2004 N 1-О , мировое соглашение представляет собой соглашение сторон о прекращении спора на основе добровольного урегулирования взаимных претензий и утверждения взаимных уступок, что является одним из процессуальных средств защиты субъективных прав.

Из пункта первого мирового соглашения от 09.11.2009 следует, что оно заключалось сторонами в целях устранения по обоюдному согласию спора в связи с возникновением в сентябре - ноябре 2006 года на стороне ответчика неосновательного обогащения в размере 7 716 340 рублей 50 копеек.

Таким образом, общество и компания намеревались прекратить возникший между ними спор путем заключения мирового соглашения, которое, в силу статей 138, 139 и 140 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации по своей природе является таким способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях и не предполагает продолжения гражданско-правового конфликта.

Применительно к материальным правоотношениям мировое соглашение от 09.11.2009 представляет собой в данном случае новацию внедоговорного обязательства в договорное, в связи с чем в силу пункта 3 статьи 414 Гражданского кодекса Российской Федерации все дополнительные обязательства, в том числе и взыскание процентов за пользование чужими денежными средствами, связанные с первоначальным обязательством из неосновательного обогащения, прекращаются.

Применение части 2 статьи 1107 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в условиях, когда стороны прекратили спор, возникший из неосновательного обогащения, путем заключения мирового соглашения, противоречит принципам разумности и добросовестности гражданского оборота, а также сущности института примирения сторон в арбитражном процессуальном праве, направленном на прекращение конфликта и недопущения его эскалации.

ВАС передал дело в Президиум.

Президиум постановил отменить постановления апелляционной и кассационной инстанций, указав, что «исходя из задач судопроизводства в арбитражных судах следует, что утвержденное судом мировое соглашение по своей природе является таким процессуальным способом урегулирования спора, который основывается на примирении сторон на взаимоприемлемых условиях, что влечет за собой ликвидацию спора о праве в полном объеме.

Часть 2 статьи 9 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий. Невключение в текст мирового соглашения условий о необходимости выполнения каких-либо дополнительных обязательств означает соглашение сторон о полном прекращении гражданско-правового конфликта и влечет за собой потерю права сторон на выдвижение новых требований, вытекающих как из основного обязательства, так и из дополнительных по отношению к основному обязательств.

В данном деле утвержденное арбитражным судом мировое соглашение от 09.11.2009, не предусматривающее условий о выполнении дополнительных обязательств, направлено на прекращение гражданско-правового конфликта в полном объеме как в отношении основного, так и связанных с ним дополнительных обязательств по уплате процентов за пользование чужими денежными средствами» .

Председатель судебного состава Высшего Арбитражного суда Российской Федерации Сергей Васильевич Сарбаш указал в постановлении свое особое мнение по существу спора, не согласившись с мнением Президиума. Свое несогласие он обосновывал тем, что мировое соглашение не содержало какого-либо условия и даже упоминания о процентах за пользование чужими денежными средствами. «Обнаружение здесь волеизъявления кредитора на прощение долга в сумме процентов за пользование денежными средствами не только не имеет под собой фактических и юридических оснований, но и вступает в противоречие с принципом Гражданского кодекса Российской Федерации об осуществлении гражданских прав своей волей и в своем интересе».

Выбирая, с какой из точек зрения согласиться, нужно, прежде всего, уяснить правовую природу мирового соглашения. Для этого обратимся к Арбитражному процессуальному кодексу. Мировое соглашение упоминается в 15 главе АПК, которая называется «Примирительные процедуры. Мировое соглашение». Пункт 2 статьи 138 говорит о том, что «стороны могут урегулировать спор, заключив мировое соглашение или применяя другие примирительные процедуры» .Эти слова означают, что мировое соглашение является примирительной процедурой, то есть, направлена на примирение сторон, на окончательное урегулирование спора. Если руководствоваться таким толкованием АПК, позиция Президиума Высшего Арбитражного суда представляется единственно верной – после утверждения мирового соглашения никакие требования по тому же спору не могут быть выдвинуто сторонами.


Юридическая компания Москва