Оставить
online-заявку
+7 (495) 797-20-30
8 (800) 700-91-39
Ответственность за нарушение обязательств
Проценты за пользование денежными средствами. Сравнительный анализ статей 317.1 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации

Заказ звонка

*
*
Планируете обращение в арбитражный суд? 
Узнайте стоимость наших услуг:

Или позвоните нам и узнайте подробности прямо сейчас 
+7 (495) 797-20-30

  • +7(495) 797-20-30
  • 8 (800) 700-91-39
    (бесплатный звонок по РФ)
  • ММДЦ «Москва-Сити», башня «Империя»
  • info@lex-pravo.ru

25
лет на рынке
юридических услуг

140
квалифицированных
юристов

11
представительств
по всей России


  

Проценты за пользование денежными средствами. Сравнительный анализ статей 317.1 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации

Проценты за пользование денежными средствами. Сравнительный анализ статей 317.1 и 395 Гражданского кодекса Российской Федерации
Нет в наличии
Полное описание
Продолжается внедрение положений Концепции развития гражданского законодательства в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Так, Федеральный закон от 08.03.2015 г. № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации» преобразует с 01.06.2015 г. подотрасль гражданского права – обязательства.

Поскольку рассматриваемая область нормативного материала обширна для обзора в рамках одной статьи, рассмотрим отдельные нормы права как в отдельности, так и во взаимосвязи с другими.

В связи с этим проанализируем место и роль статьи 317.1 ГК РФ в правовом регулировании гражданского оборота, а также ее отграничение от статьи 395 ГК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 317.1 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами. При отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется ставкой рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующие периоды (законные проценты).

Во-первых, из буквального толкования указанного законоположения трудно определить случаи его применения к договорным правоотношениям – проценты по статье 317.1 ГК РФ являются разновидностью законной неустойки и начисляются за просрочку денежного обязательства либо они начисляются вне зависимости от этого.
Думается, что сущность рассматриваемых процентов по денежному обязательству следует рассматривать в качестве разновидности гражданско-правовой ответственности (законная неустойка), направленной на компенсацию имущественных потерь кредитора, вызванных неисправностью должника. Такое ограничительное толкование соответствует пункту 4 статьи 1 ГК РФ, который закрепляет компенсаторный (восстановительный) характер гражданско-правовой ответственности, то есть лицо, понесшее убытки в связи с нарушением контрагентом обязательства, восстанавливается в имущественном положении, существовавшем до этого.

Отметим, что авторы концепции развития гражданского законодательства не раскрывают нормативной цели статьи 317.1 ГК РФ. Однако в литературе уже встречается анализ этой нормы права.

Так, Киминчижи Е.Н. указывает, что одной из проблем кредиторов в настоящее время является поддерживаемая судами практика снижения предусмотренных договором процентов за ненадлежащее исполнение до суммы, рассчитанной в порядке ст. 395 ГК. Это также не дисциплинирует участников гражданского оборота. Так, должник ради получения выгоды может заключить в принципе любой договор с условием оплаты долга под любой процент в случае неисполнения, только бы получить с кредитора причитающееся должнику. Отсутствие страха перед заключением договоров на таких условиях связано с тем, что суды повсеместно снижают договорные проценты, ссылаясь на положения ст. 395 ГК, а также ст. 333 ГК, мотивируя понижение размера договорных процентов отсутствием последствий, соразмерных сумме обязательства. Разработчики предлагают кредиторам ст. 317.1, согласно которой, если иное не предусмотрено законом или договором, кредитор по денежному обязательству, сторонами которого являются коммерческие организации, имеет право на получение с должника процентов на сумму долга за период пользования денежными средствами в размере и в порядке, определенных договором. И только при отсутствии в договоре условия о размере процентов их размер определяется существующей в месте нахождения кредитора ставкой банковского процента (ставкой рефинансирования) на день уплаты должником суммы долга или его соответствующей части (законные проценты), т.е., по существу, применяется механизм ст. 395 ГК (Киминчижи Е.Н. Проект Общей части обязательственного права // Гражданское право. 2011. № 1. С. 37-42.). Позицию этого автора разделяет также Волос А.А. (См.: Главы 21-22 в проекте изменений Гражданского кодекса Российской Федерации // Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 7. С. 56-58).

Авторы этих статей приходят к выводу, что введение статьи 317.1 ГК РФ обусловлено распространением судебной практики по снижению договорной неустойки до суммы, полученной на основании статьи 395 ГК РФ.

Вместе с тем, по нашему мнению, подобное восприятие нормативной цели статьи 317.1 ГК РФ является неоправданным, поскольку с 2010 года в системе арбитражных судов России доминирует подход снижения неустойки в исключительных случаях до двукратной ставки банковского процента и до однократной в экстраординарных случаях и только на основании заявления ответчика (пункты 2, 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 г. № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»; Определение Верховного Суда РФ от 19.01.2015 г. № 301-ЭС14-7025 по делу № А79-5951/2013; Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 20.01.2015 г. № Ф04-12908/2014 по делу № А45-23924/2013).

Кроме того, статья 317.1 ГК РФ является диспозитивной нормой, а, значит, стороны договора вправе согласовать иной размер процентов за пользование денежными средствами, чем определяемый по ставке рефинансирования.

Считаем, что такая диспозитивность может быть использована во вред одной из сторон в договорном правоотношении, что выразится в согласовании высокого процента за пользование денежными средствами.
В такой ситуации государство не должно бездействовать, а потому обязано предоставить суду право снизить размер завышенных процентов за пользование денежными средствами по статье 317.1 ГК РФ, поскольку это представляет собой злоупотребление свободой договора.

Следовательно, проценты по статье 317.1 ГК РФ также должны быть снижены в определенных случаях.

Во-вторых, возникает коллизия при применении статей 317.1 ГК РФ и 395 ГК РФ.

Пунктом 1 статьи 395 ГК РФ установлено, что за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате либо неосновательного получения или сбережения за счет другого лица, подлежат уплате проценты на сумму этих средств. Размер этих процентов определяется на основании средней ставки банковского процента по вкладам физических лиц, если иной размер не установлен законом или договором.

Аналогичные правила содержит пункт 1 статьи 317.1 ГК РФ.

Если должник – коммерческая организация просрочил исполнение денежного обязательства, то не ясно положения статьи 317.1 ГК РФ либо статьи 395 ГК РФ применяются в такой ситуации.

Одновременное применение этих законоположений исключено, поскольку это означало бы привлечение лица к двойной ответственности за одно и то же нарушение, что недопустимо.

Думается, что преодоление этой коллизии заключается в том, что статья 317.1 ГК РФ является специальной нормой по отношению к статье 395 ГК РФ, поскольку применяется к отношениям с участием хозяйствующих субъектов. Значит, если стороны обязательства являются субъектами предпринимательской деятельности, то при просрочке денежного обязательства к неисправному должнику применяются положения пункта 1 статьи 317.1 ГК РФ. Во всех остальных случаях за ненадлежащее исполнение денежного обязательства лицо должно нести ответственность по статье 395 ГК РФ.

Кроме того, может возникнуть ситуация, при которой хозяйствующий субъект будет требовать взыскать с должника проценты по статье 395 ГК РФ, нежели по статье 317.1 ГК РФ, поскольку ему это принесет прибыль, так как сравниваемые законные неустойки рассчитываются на основе разных показателей.

Такая коллизия должна разрешаться также, исходя из того, что статья 317.1 ГК РФ является специальной нормой по отношению к статье 395 ГК РФ.

Таким образом, устранение пробелов и коллизий в правовом регулировании в ходе реформы гражданского законодательства порождает больше вопросов, нежели ответов.

Безусловно, законодатель не может предусмотреть всех возможных последствий принятия определенной нормы права. Поэтому прерогатива динамичной и оперативной корректировки правового регулирования закреплена за правоприменителем, а потому сейчас сложно спрогнозировать практическую реализацию взаимосвязанных положений статей 317.1 ГК РФ и 395 ГК РФ.

Тарков Н.В.


Юридическая компания Тюмень